Фотографии старого и современного Ростова, представляющие историческую и познавательную ценность.

Нажмите, чтобы посмотреть в полный размер

Немецкая САУ Panzerjager I на Буденновском спуске. Общий вид. Ноябрь 1941 года.

Слева на снимке видно здание крытого рынка Старого базара. На заднем плане горит гостиница “Дон” (бывший дом Рецкера-Хосудовского). Из архива фотографий солдат Вермахта.
Panz-I.jpg panzjag_I_a.jpg panzjag_I_b.jpg panzjag_I_c.jpg petrov_1.jpg
Информация о файле
Имя файла:panzjag_I_b.jpg
Альбом:VVD / 1941 год
Рейтинг (голосов: 8):00000
Размер файла:172 КБ
Добавлен:Фев 17, 2011
Размеры:935 x 500 пикселей
Просмотрен:793 раз(а)
Ссылка:https://www.temernik.ru/gallery/displayimage.php?pid=23579
Избранные:Добавить в Избранное

Комментарий 1 к 4 от 4
Страница: 1

VVD   [Фев 17, 2011 в 06:32]
Поближе место, изображенное на этом снимке, можно посмотреть на нашем сайте здесь . Рисунок этой САУ можно посмотреть на нашем сайте вот в этом месте . Как выглядело место изображенное на этом снимке до войны, правда, в обратной перспективе, можно посмотреть на нашем сайте здесь .
mishail_k   [Фев 17, 2011 в 08:00]
Кадры интересные!
mishail_k   [Фев 17, 2011 в 11:08]
Такое же фото, но чуть урезанное по ширине и чуть выше по высоте, есть в книге-брошюре "Битва за Ростов" из серии "Военная Летопись" на 37 странице.
Гость_Сергей 66   [Янв 07, 2012 в 20:51]
Похоже, что именно сгоревший грузовик на переднем плане слева описан в книге В.Смирнова «Ростов под тенью свастики» ХОЛОДНАЯ ОСЕНЬ 1941-го :
Е. КОМИССАРОВ. «После вступле­ния наших войск 29 ноября 1941 года, на следующий день я вышел в город посмотреть, что натворила война. Кру­гом закоптелые дома. Воняет дымом. На улице Энгельса лежит мужчина, голова прикрыта доской. Приподнял ее и чуть сознание не потерял. Голова раздавлена в лепешку, видно, танком переехало.
Дошел до Старого базара. Все, что могло здесь сгореть, сгорело. И кое-что еще дымится. Лежат обгорелые трупы.

Видно по всему - гражданские люди. Бродят собаки и принюхиваются к ним. Напротив главного входа на рынок со стороны Буденновского стоит полуоб­горевшая машина «ГАЗ-АА». Вокруг собралась толпа. Мужики заглядывают в кабину. Бабы сморкаются в платки. Заглянул и я. В кабине за рулем сидел обгоревший шофер - солдат. Черный, как негр. Он не согнулся, не скорчился от предсмертной боли. Сидит прямо, опершись спиной о стенку кабины. И черные руки лежат на баранке. Словно это не человек, а памятник из черного мрамора. Символ погибшему на боевом посту солдату.
Снизу от Дона к машине прибли­жается воинская часть. Идут солдаты, измученные долгим переходом. Нагру­женные тяжелым снаряжением. Впере­ди - командир. Поровнялся с машиной, заглянул в кабину. И отшатнулся. Ка­кое-то время молча стоял, посматривая на машину. Затем как-то вдруг подтя­нулся. Встал по стойке «смирно», взял под козырек. И подал команду: «Рота-а-а! Равнение направо! Строевым шагом! А-а-а-рш!» Солдаты вытянули шеи, ус­тремили взгляд на командира, на маши­ну. Их смутило несоответствие момента. Но поняли, что команда не зря. И стали печатать шаг... Завыли бабы, засопели мужики... А солдаты рубили шаг."
Вечная память павшим!

Комментарий 1 к 4 от 4
Страница: 1